• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: двадцать лет, публикаций - нет (список заголовков)
20:51 

lock Доступ к записи ограничен

во мне сто лис и тысяча гусей
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
10:54 

lock Доступ к записи ограничен

во мне сто лис и тысяча гусей
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
22:37 

lock Доступ к записи ограничен

во мне сто лис и тысяча гусей
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
00:15 

lock Доступ к записи ограничен

во мне сто лис и тысяча гусей
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
00:10 

во мне сто лис и тысяча гусей
Я не знаю, в какой момент моего праздношатания сонная улица укусила себя за хвост и даже не вздрогнула – её пыльное дыхание буквально выплюнуло меня туда, откуда начинался мой путь. Другой, может быть, забеспокоился бы о том, что заплутал этих в лабиринтах бетонных джунглей, но только не я, потому что цель практически достигнута - на меня нахлынул какой-то противоестественный порыв в сторону грязно-розовой арки, туда, за горизонт. Идти далеко, но у меня в карманах только свободное время, много свободного времени для продолжительных одиссей, если бы у меня было столько денег, сколько у меня свободного времени, я бы... впрочем, ничего хорошего из этого не получилось бы, все так же бессмысленно и уныло. Но здесь была грязно-розовая арка, которая словно вырвалась из моих детских воспоминаний, из монохромных фильмов, просматривая которые ты все равно знаешь, что, к примеру, этот дом - грязно-розовый, другой - желтый, и даже если действие происходит в комнате, ты все равно знаешь, какого цвета дом снаружи, грязно-розовый или желтый.
Стояла несусветная жара, от которой даже легкое дуновение ветерка казалось невыносимым, настолько был обжигающим воздух - движущиеся тротуары под ногами казались сковородой вселенной, а небесный свод, словно крышкой накрывал пространство, не позволяя даже щепотке свежести упасть на белые раскаленные плиты.
Я не знаю сколько времени прошло с тех пор, как арка осталась позади, как и, впрочем, весь обожженный город, где хищное солнце бьет своей огненной плетью более безжалостно. Открывшаяся перед глазами полоса была испещрена сочными травами, по которым сердитый луч хлестал как-то лениво, словно знал, что ни одна душа не будет проходить знойной пажитью. Это был рай для полевиков да полудниц, с одурманивающим сочетанием запахов диких цветов, падали и стрекочущей тишины, который заманивал вглубь, туда, в высокую рожь, в само средоточие сладкого душка гниения.
Когда моих в руках оказался череп, то ли собачий, то ли еще какого-то животного, из глазниц стали сыпаться песок, черви и другие насекомые и, стараясь проникнуться моментом, я начинаю воображать будто это моя голова, ведь в ней тоже полно всяких насекомых, а я всё еще среди живых - пожалуй, это плохой симптом. Я бросаю этот череп без сожалений, как и всё малозначимое в своей бессмысленной жизни, прохожу несколько шагов и падаю, раздираю колено, и вдруг вспоминаю как, все-таки, часто были разодраны мои колени, так часто, что, наверное, всегда. Пока мое колено-подранок плакало красным на потрескавшуюся почву, я вспоминаю, что универсальным лекарством от ран всегда был подорожник. Сев в пыль, я впервые за всё время пребывания тут, ощущаю чье-то присутствие. Наверное, воображение разыгралось, ведь кто может, кроме меня, захотеть в такую жару скитаться по полям. Разве что те самые полевики да полудницы. А что если?.. Нет.
Жарко, о как невыносимо жарко мне, еще немного и в последний раз ударит солнечным кнутом по моей плоти, не в бровь, а в глаз, а, может, еще и в нос, чтобы и он плакал красным на землю. В этот момент надо мной сомкнулись травы ада, и мне стало казаться, что я умираю, да, определенно, это было похоже на предсмертный опыт в пустыне, когда явь и навь теряют четкие границы между собой.
Когда за весь день впервые на мое лицо упала тень, мне действительно показалось, что за мной пришла Морана Смерть, но оказалось, что это всего лишь облако. В лицо пахнуло первыми каплями и сыростью, но это настолько казалось сверхъестественным, что постепенно меняющийся пейзаж не вызывал во мне никаких подозрений. Только когда сырость в преддверии дождя сменилась настоящим ливнем, мне пришлось удивиться той силе, которая заставила меня подняться и идти домой, что и происходило уже некоторое время.
Когда ноги доволокли меня домой, было темно, тихо, и, наконец-таки, свежо. Настолько тихо, что единственным звуком был стрекот кузнечиков в соседских кустах, да шум проезжающей машины. Когда свет неоновых фар наполз на стену, мне показалось, что расцвел папоротник на обоях. Это, конечно же, ложь, на моих обоях цветет только плесень, но зато почти целый год.

@темы: двадцать лет, публикаций - нет, мистер скелмерсдейл

14:33 

во мне сто лис и тысяча гусей
Я устрою бесовский бал, мы отпустим вожжи и оголтело пустимся в пляс.
Тебе по душе эта безумность и страсть, но ты явно устал от моих проказ:
Ты тащишь меня к черной воде и сажаешь в грозу в оцинкованный таз -
Заряжена я отныне, и я проклинаю этот губительный мрак твоих глаз.

За твои шельмовства теперь, улюлюкая, гонится за тобой темнота
Тянет белую руку к краю одежды твоей, просит понюшку ради Христа
Окстись, отвернись от неё, беги, а затем, отдышавшись, отступи туда
Где дикие лебеди падают замертво в отражения бликов пруда

Выйди, выйди во поле, закури папироску и лунную ночь подпали
И смотри, как сгорают воздушные замки твои, как дробятся хрустали.
Как сгорит - будет ни зги, мы будем одни, и среди кузнечиков трескотни
Пусть тебя не пугает мой безжизненный голос из-под влажной, рыхлой земли.

28.07.12.

@настроение: :facepalm:

@темы: двадцать лет, публикаций - нет

16:19 

во мне сто лис и тысяча гусей
ДИСКЛЕЙМЕР: Я откровенно надеялась, что я этим больше не страдаю, но нижеизложенный плод моего творческого гения – явное факин опровержение. Ладно, если бы я просто стихуями опять баловалась, или же писала околооккультные рассказики про сношения с демоническими силами, но за такую явную пляску на костях меня в аду ждёт особо радужный приём. Просто я сначала в френдленте увидела вот эту картинку, а потом на одном сайте наткнулась на фотку когобывыдумали? - нет, не Гевары, а Хемингуэя, и, во вдохновенном порыве был сгенерирован очередной нижеизложенный творческий высер. Все-таки вдохновенные порывы - это очень, очень не ок. Кажется, я повторяюсь.

@темы: ябнутым всё можно, двадцать лет, публикаций - нет

16:17 

во мне сто лис и тысяча гусей
Эрнесто Рафаэль Миллер "Чё?" Хемингуэй - писатель-революционер, формальный кумир неформальной молодёжи, меценат текстильной и полиграфической продукции. Еще до выхода в свет книги, сделавшей его популярным ("По ком блеет овца"/"For whom the sheep bleats"), Эрнесто прославился пылким характером и нестандартными взглядами на жизнь.
У Эрнесто предположительно русские корни, о чём свидетельствуют его любимые высказывания: "Оппанихуя", "А чё это?", "Есть чё?" и просто - "Чё?" Так юноша получил своё прозвище - "Чё?" (transcr. - "Che?") Со временем у писателя сформировался неподражаемый стиль, характеризующийся ёмкостью, краткостью и полным отсутствием занудства, вялого сюжета и унылых диалогов в тексте.
В расцвете сил Чё? Хэмингуэй встретил Фиделя Хуаниту Кастро. Вместе они стали как Дон Кихот и Санчо, как Дольче & Габбана, практически как Ильф и Петров. Вдвоём Эрнесто и Фидель показали кузькину мать, а вместе с ней и отца диктаторскому режиму.
Но когда пришла пора делить печеньки, оказалось что Эрнесто умеет только одно - хорошо получаться на фотографиях. Кастро опрометчиво назначил его министром промышленности, и спустя некоторое время единственной промышленностью в стране стала штамповка футболок, плакатов, открыточек и ремней для гитары с одной и той же фотографией Че. Мотивировал он это тем, что "А чё? Я тут прикольно так получился".
В отчаянии Кастро отправляет Эрнесто Хэмингуэя на курорт в Боливию, но он начинает возить оттуда кокаин под видом снегов Килиманджаро. Мозг Чё не выдержал таких экспериментов, и в скором времени он покончил с собой, написав в предсмертной записке, что земля имеет форму Куба.

@темы: двадцать лет, публикаций - нет, мудрая кровь, постмодернизм головного мозга

03:44 

В. М.: о, скиталец.

во мне сто лис и тысяча гусей
Я сидела на остывающем песке пустыни, в которую превратилась земля под палящим дневным зноем, и смотрела на то, как ветер уносил остатки той пыли, которую он гонял до тех пор, пока её совсем не осталось. Песок под раскаленным солнцем превратился в камень, поэтому ветер дул совершенно бессмысленно – здесь давно уже нечего ловить, кроме некоторых тупых и упрямых растений, которым он только досаждал. Растений, таких как я.
Я сидела на остывающем песке пустыни и воображала, как температура постепенно падает до тех пор, пока действительно не стало холодно, и, судя по тому, как тысячелетиями ветер гонял здесь пыль, можно было поверить в то, что время еще существовало. Зря, потому что время надо было выключить, впрочем, мысли – тоже, но на холодном ветру не получалось ни уснуть, ни хоть немного абстрагироваться от реальности или упасть в транс, что, в общем-то, одно и то же. Я долго думала о том, что надо найти способ, при котором можно было, в один прекрасный день, проснуться и увидеть мир, каким он является на самом деле, и, кажется, я уже почти придумала что для этого надо сделать, как кожу обморозило очередным порывом воздуха.
Кажется, ветер усилился, вяло демонстрируя возможности того ледяного ада, который будет твориться здесь ночью. Солнце окончательно скрылось, оставив только тонкую полоску зарева, на которое я продолжаю смотреть, за неимением возможности поспать. Я понимаю, что если я просижу здесь хотя бы час, то замерзну насмерть. Наверное, стоило пойти куда-нибудь, но я знаю, что кроме пустыни вокруг больше ничего нет, в какую бы сторону я ни пошла. Мне оставалось только замерзнуть здесь и превратиться в пыль, чтобы потом воочию убедиться – что такое быть пылью.
Я обернулась и увидела, метрах в десяти, силуэт автомобиля, на котором я сюда приехала. Кажется, за то время, что я пробыла здесь, он изрядно проржавел, но и так хорошо, мне бы лишь бы была возможность поехать обратно, чтобы печка была исправна, и чтобы бензина хватило на дорогу. Ехать, осторожно так, словно вокруг туман и есть неподалеку дорога, которую я, рано или поздно, найду, и которая куда-нибудь меня приведёт. Ну хоть куда-нибудь, где нет пустыни, пыли и ветра.
Я огляделась в поисках альтернативы, понимая, что в машину, в любом случае, мне придется залезть, ибо холод стал окончательно невыносимым. В тот момент, когда мышцы, подчиняясь бессознательному сигналу, напряглись, чтобы поднять обмотанный ими скелет, может вообще ничего не произойти, и я сразу же окажусь на ногах, стоящей среди холодной бездны ада. А может случиться, точнее уже происходит – ветер прекращается. Я моргаю обветренными глазами, совершая самое быстрое из тех движений, на которые я, в принципе, способна, и, открывая глаза, понимаю, что увижу исключительно то, что хочу увидеть.
Это не нуждается в рекламе, потому что все очень хотят это увидеть. А, поскольку, я ничего не смыслю в правильном маркетинге, то ничего не возьму за инструкцию, которая объясняет, как надо вырваться из плена всего того, что ни ты, ни я не в силах изменить. По пунктам:
1. Заходишь на youtube.com, и вводишь в поиске «talking heads».
2. Из предложенных вариантов выбери тот, где написано «Road to Nowhere».
3. И, собственно, смотришь.


Метод мне кажется зеркально ясным. Если отточить мастерство и безупречно применить это на практике, то можно воочию убедиться в том, что Внутренняя Монголия и лучевая вселенная, несмотря ни на что, всё же, существуют.
Поэтому, несмотря на все те метаморфозы, которые произошли за то время, пока, поднималась с, успевшей промерзнуть, земли, я все-таки сажусь в машину, завожу двигатель и трогаюсь с места. Потому что после того как ты так долго добирался куда-то, беспокойно вглядываясь в темноту, нет ничего приятнее, чем просто ехать. Если всё еще не понятно, я уточню – ехать никуда. Без "в", просто никуда. Просто ехать. И пусть остальные знают куда им надо попасть, черт с ними, всё равно большинство не поймет.
И вот я еду сквозь ночь по просторам Внутренней Монголии в сторону горизонта, испытывая что-то прохожее на стыд за всё то, что происходит со мной ежедневно. Нечто постыдное ведь можно найти и в том, что я делаю сейчас. Всегда. Пока я отбрасываю тень, мне есть чего стыдиться. Но я продолжаю движение туда, где я сама себе скиталец. Точнее, Москиталец. Я могу потом прочитать своё имя на заборе рядом с «хуй», но не хочу. Поэтому я буду только рассказывать. Долго и занудно.

@темы: темновнури, двадцать лет, публикаций - нет

21:29 

во мне сто лис и тысяча гусей

Жил-был ковбой. Звали его, скажем, Боб. Ему не нравилось это имя - он его считал недостаточно мужественным, поэтому, когда он стал взрослым, он отзывался исключительно на Крэш (Crash). Боб Крэш был большим искателем приключений на свою задницу, именно поэтому он отправился через весь Дикий Запад в надежде повстречаться со Старым Чертякой, которого малообразованные люди почему-то всегда называли дьяволом. Боб Крэш не любил читать Библию, потому что его заставляли читать Евангелие каждое воскресенье перед приходом, но он запомнил, что "ищущий да обращет" - рано или поздно все искатели приключений на свою задницу встречают Старого Чертяку на своем пути, после чего продают ему свою душу, подписывая контракт кровью из пальца (если Старый Чертяка консервативно придерживается пунктам договора) либо, если Старый Чертяка оказался большим шутником, совершая акт самоосквернительной уринотерапии, выпивают стакан собственной мочи.
Но Крэшу повезло - на его пути оказался рыжеволосый симпатяга-проповедник с накрахмаленным воротничком, розовыми щёчками и россыпью веснушек на носу. Проповедник играл на бас-гитаре и пел, не особо заботясь о рифме и ритме:
"От господа благословляем мы вас, Радуемся с вами мы и торжествуем. И всегда и везде мы поем "аллилуйя": Любить Иисуса - это высший класс." Ковбой Боб был настолько поражён этим песнопением, что, пребывая в одухотворенном настроении, позволил себя немедленно отсодомировать.
Мораль такова: неважно, свяжешься ли ты с Богом или Старым Чертякой - всё равно найдёшь приключения на свою жопу.

@темы: двадцать лет, публикаций - нет

19:22 

Только не это...

во мне сто лис и тысяча гусей
Он появился в моей жизни всего на одно мгновение.
Всего на один миг, но этот миг повлиял на мою жизнь больше, чем все, что случалось раньше - на одну единственную секунду я увидел его… и все, что я мог сделать тогда - это подумать: «Блядь, только не это».
Ни на одном из идиотских аутотренингов, которые я посещал больше из нездорового интереса потенциального психа, а не из-за желания избавиться от проблем, не было рассказано о методах блокировки и кармической защиты от ситуаций, в которых только и можно сказать: «Блядь, только не это».
Родители учили меня не разговаривать с незнакомцами, но что мне было делать, а? Что мне было делать, думать, говорить, когда и говорить-то особо нечего, кроме: «Только не это, блядь, только не это…»
Удар был довольно сильным – иначе как еще объяснить то, что у меня тут же заволокло пеленой глаза и прошило тысячей тупых игл мой многострадальный мозг.
Если это и был какой-то ангел правосудия, ниспосланный святыми небесами навешать мне хуков, то я получил и за грехи своих отцов вплоть до энного колена. Как бы там ни было, маме пришлось переехать ко мне и выхаживать в течении нескольких месяцев, отпаивать зеленым чаем, ну, и все такое.
Во мне всё как будто перевернулось. Я понял, что всю жизнь был раздолбаем, к тому же, два месяца возлежания на кровати, пока рассасывались синяки, отвадили от меня моих не самых благочестивых друзей. К своему ужасу, я начал чувствовать благодарность окружающим.
Когда все сломанное срослось, я начал искать приличную работу. О накачанной сволочи, которая отправила меня в нокаут и чуть не отправила на небеса, я думал теперь как о строгом настоятеле, который порет своих последователей, но с благой целью - дабы выбить из них все дерьмо. Может, из-за того, что во мне дерьма стало меньше, я быстро нашел свое место. Деньги если и не текли рекой, то стабильный ручеек был обеспечен.
Я с нескрываемым благоговением думал о том прекрасном ангеле, который серией ударов принес в мою жизнь два месяца спокойствия, и дал возможность спокойно построить планы, а сейчас - привести их в исполнение. Все было идеально.
После работы я направлялся к своему шевроле "импала", позвякивая ключами. Аллилуйя, аллилуйя, как все хорошо устроилось, думал я, аллилуйя.
-Эй, парень!..
Лениво обернувшись на окрик, я выронил ключи, только и успев подумать "Блядь, только не это опять, только не это..."

@темы: двадцать лет, публикаций - нет

23:40 

во мне сто лис и тысяча гусей
Брезжит и мерцает мой лучезарный понос.
Мне плевать, что другие прозревают всерьёз.
Я же своё безумие нежно целую взасос.
У людей разбиваются сердца. У меня же - мозг.

@темы: двадцать лет, публикаций - нет

16:51 

во мне сто лис и тысяча гусей
Однажды, во времена своего школяриса обыкновениуса, мне пришлось в качестве наказания за одно "дело" прибирать в кабинете учительницы украинской литературы, который был буквально завален книгами - их надо было упорядочить в алфавитном порядке тогда мне казалось, что училка обокрала районную библиотеку, ей бобу. Любовь к украинской литературе, на тот момент, мне еще никто не привил да что лукавить - не привил вообще и разбор этих тонн древней макулатуры навевали смертную тоску. Шло время, перед глазами мелькали знакомые и малознакомые фамилии, патриотичные броские названия, сборники духоподъемных и соплеточивых стихов, заполняя мою немудрёную голову обрывками фраз из аннотаций. И вот, среди этого средоточия бурлескно-травестийных поэм, кобзарей и лесных песен, мне в руки попала презабавная книжица которая на тот момент мне казалась лучом света в конце туннеля о ляпах в истории афоризмов, фразеологии и т.д. - вроде того, что в игольное ушко не мог пройти канат, а не верблюд, просто эти слова по гречески пишутся очень похоже и в таком духе.
Одна из глав касалась слепоты Гомера, собственно, в книге говорилось, что поэт вовсе даже и не был слеп, слепым был Демодок - персонаж "Одиссеи", рассказывающий историю, причем было обращено внимание на то, что песни Демодока Гомер действительно построена, как сочинения слепого - с ничтожно малым использованием описания зрительных образов (а это более 90% информации в описаниях зрячего человека) и упором на звуки и прочие ощущения, когда как в основном тексте он использует те же способы описания, что и зрячие.

Так вот, к чему это всё я - меня достаточно давно (наверное, с тех пор как я прочла эту книжку) преследует навязчивая идея написать рассказ без использования зрительных образов - страшную сказку, рассказанную в полной темноте, где история сначала совершенно бытовая, но со временем вдруг начинают исчезать и странно вести себя люди, и мой идеальный несуществующий читатель задается вопросом - а почему же герой не понимает, что происходит? Он промотает текст назад, и обнаружит, что не использовано ни одного зрительного образа - герой попросту слеп (в тексте этого не сказано).
В жизни персонажа четко разграничено то, что внутри дома и то, что за его пределами. Он выходит в магазин, может даже имеет какую-то работу и однажды у него появляется друг, единственный человек "извне", которого он пригласил в свой дом (у героя трудности, он не понимает, что происходит, а друг - это зажегшаяся свеча в темном коридоре его жизни). Включается свет, и милый дом оказывается жутким заброшенным зданием, полным чудовищ и призраков.

@музыка: PJ Harvey - Oh My Lover

@темы: луна-парк с блэкджеком и шлюхами, двадцать лет, публикаций - нет

11:51 

stand up and fight, schnell!

во мне сто лис и тысяча гусей
Когда-то давно, когда мой Психоделический_Пегас еще не сподвигал меня атаковать вселенную своими рифмами, я пыталась проявить свои, несомненно, исключительные таланты в прозе. И вот, эта радужная кобыла с крыльями, снова требует забросить на время свои попытки заделаться в ряды искушённых бардов и стихослагателей и написать что-то, за что, по крайней мере, мне будет не стыдно.
Сначала мне хотелось написать пост о толерастии, но потом вспомнила о том, что реальности здесь уже нет, но мне всё же хватит фантазии на то, чтобы всё завуалировать на фантастический лад.

***

-Es4e odin inoplanetnyi zasranec!
Несколько молодчиков с дубинками и гасилами набрасывается на парня и начинают колотить его.
- Ubeyte ego! Pust` otpravlyaetsya v ad, tam emu i mesto! Bros`te ego sobakam! - кричали беснующиеся толпе.
Люди хотят крови и зрелищ, несколько детей начали бросаться камнями в несчастного.
-Energi4nee, energi4nee! - командир снимает очки и аккуратно вытирает их носовым платком. - Pomnite, vy terzaete ne 4elove4eskuyu plot`, a iskusstvenno sintezirovannye organy 4ertova prishel`ca!
Не смотря на то, что пришелец верещит вполне по-земному, он подвергается трансформации. Толпа в страхе отхлынула от места расправы. Ребята с дубинками заставляют замолчать пришельца вполне человеческим образом - при помощи ботинок и электротока.

В Отделе по Борьбе с Массовыми Переселениями Инопланетных Наций один из молодчиков смущенно топчется под дверью начальника. Войдя, протягивает ему бумажку:
- Ya hotel by perevoda v drugoi otdel.
Начальник по-отечески хлопает парня по плечу.
- Leg4e vsego zbejat` ot otvetstvennosti, leg4e vsego. No uhodya, ty predaesh` nashu planetu. Ty postupaesh, - он на секунду задумывается, - kak... Iuda? Net, daje huje - kak grebahhyi tol...

Начальник запнулся на полуслове, заметив, что его слушатель слишком расстроен для того, чтобы прислушиваться к его патриотической речи.
- Inogda mne kajetsya, 4to my nesem daleko ne dobro, - посетитель грустно смотрит на начальника.
Тот обреченно вздыхает и, как обычно, аккуратно протирает очки.
- Vozmojno, nashy metody i vyglyadyat slishkom jestokimi, - нацепив очки на нос, он снова снимает их и принимается протирать, - no pover`, vo imya Zemli, vo imya tvoey materi, vo imya tvoih detei, vo imya nashego budus4ego, my doljny uni4tojat` prishel`cev. Ya veryu v tebya, paren`.
Посетитель убирает заявление в карман и уходит, наблюдая за тем, как начальник снова и снова принимается протирать стекла очков.

"Вот и славно, - облегченно думает инопланетный захватчик, снова потирая очки и вдруг останавливается, - не слишком ли часто я делаю этот жест? - Он одевает очки, которые ему не нужны. - Властелин говорит, что у каждого человека есть привычка, которая бросается в глаза. Пожалуй, стоит попробовать вдыхать на перерывах сигаретный дым. Через каких-то NNN лет людей на Земле не останется".


@музыка: Black Sabbath - Planet Caravan

@темы: что крестьяне то и обезьяне, двадцать лет, публикаций - нет

01:23 

во мне сто лис и тысяча гусей
сижу я в клетке на ветви
и всё пою свои тви-тви

@музыка: Vince Fiorino - Blue Canary

@темы: двадцать лет, публикаций - нет

23:15 

диалог

во мне сто лис и тысяча гусей
- Вот смотри, - говорит друг, держа меня за предплечье, - нам с тобой в детстве ничего не стоило верить в ночных монстров под кроватью. Мы могли строить замки из воздуха и летать во снах. Мы в это верили, и мы были счастливы. Взрослея, у человека отмирают те уровни сознания, которые отвечают за веру в невозможное и сказочное.
- Возможно, - отвечаю я, - вся проблема в том, что люди живут так, словно поднимаются по лестнице: впереди разнообразные сияющие перспективы, а позади остались только потресканные ступени, которые вот-вот рухнут.
- Я бы не сказал, что ты идешь по лестнице.
- Да, - говорю я, - я падаю с колоссальной высоты, а за спиной еще не раскрытый парашют.
- Так ведь, когда-то придется его открыть.
- Да, но пока передо мной открываются новые вселенные.

@темы: двадцать лет, публикаций - нет, мистер скелмерсдейл

02:14 

голоса

во мне сто лис и тысяча гусей
оказывается, у меня достаточное количество стихов религиозной тематики, чтобы резюмировать, что у меня странные отношения с высшими силами.
пожалуй, не страннее, чем факт осознания того, что вселенная может ограничиться стенками чьего-то желудка.
странно - когда я о нем думаю в своем неизменно скептичном ключе, даже любое отрицание существования созидающей силы наполняет голову содержимым, за которое не стыдно.
но, все-таки, надо кончать с богохульством.
или мириться.
или молчать.

@музыка: Woven Hand - The Good Hand

@темы: двадцать лет, публикаций - нет

03:12 

Доступ к записи ограничен

во мне сто лис и тысяча гусей
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL

Догорает ведьма, да все никак не умолкнет

главная