19:47 

Москиталец
во мне сто лис и тысяча гусей
Сегодня меня не хочет покидать мысль о том, что сказки в современном понимании представляют совершенно не то, что в её смысл вкладывали наши предки. Например, весь фольклор, с которым мое любопытство позволило познакомится за прошедший год, настолько хармсообразен, что порою только диву даешься.
Сравнение с Хармсом меня только что натолкнуло на мысль, что сама сказка раньше никогда не была предназначена для детских ушей, и в масштабах истории сказки стали чисто детской епархией относительно недавно. И если провести хронологическую черту, то можно наблюдать заметное видоизменение. У малых народов сказка - не совсем то, что для нас всякие шарли перро. Даже совсем не то.
В них много смерти, зачастую бредовой и бессмысленной, и кажется, что они были придуманы после наблюдения наркотических приходов. Но с другой стороны, если отбросить все условности, которые мешают правильно воспринять сказуемое из-за налёта времени и изменения человеческого понимания вещей за истечением этого времени, в них можно узреть смысл и даже некоторую мораль.
Раньше в сказки вкладывался символизм, существовало много завуалированных слоев понимания, которые передавались от мала до велика, каждое слово скрывало за собой другой и даже третий смысл, который нельзя уловить без знания всех тонкостей повествования. Обычно в "доисторических" сказках не было одного мира восприятия, за всем нужно было наблюдать обязательно под кривым углом, но теперь все стало лысым, дабы не травмировать детскую психику. Европейская этика и мораль изменила сказку, сделала её слишком фэнтезийной, разве что братцы Гримм в какой-то мере следовали в своих сказаниях голосу предков.
Да, время ничего не оставляет постоянным, стирает с памяти каждое вчера, людей, вещи, слова, мысли.
И в том есть что-то... постоянное.

@музыка: one month of

@темы: ума прикупить бы

URL
   

Догорает ведьма, да все никак не умолкнет

главная