Москиталец
во мне сто лис и тысяча гусей
Если предположить что пистолет - фаллический символ, то трагичность последних событий сами-знаете-где заключается в том, что смерть в такой трактовке кажется совсем не трагичной, даже не смотря на всю подоплёку происходящего. С другой стороны - любая трагичность относительна, особенно когда не испытываешь ни сочувствия ни понимания в одном, а в другом - буквально всё выворачивает наизнанку. Казалось бы, кровавая истерия за окном должна вызывать какие-то волнения, ведь это может коснуться и меня, но струна души была задета позабытой малоизвестной историей из глубин таиландского андерграунда. Её звали Ваэо Маюра и, казалось, что родившись в провинции центрального Таиланда в семье фермеров, выращивающих рис, её карьера певицы так и ограничится местными песенными конкурсами, пока однажды её не заметит один известный таиландский исполнитель. Он пригласит девушку в свою группу, где она встретит своего будущего мужа. Вскоре супруги покинут коллектив и откроют свой ресторан. Но их счастье не продлится долго - мужа Ваэо застрелит в споре партнер по бизнесу. После смерти мужа Ваэо решит собрать свою группу, но из-за долгов ей придется продать дом и работать певицей в местных кафе. В возрасте 30 лет она выпьет яд и повесится в ванной, оставив в наследие свои безмятежные песни со звоном невыносимой весны, от которых вместо двух умирающих почек может распуститься целая дюжина.


@темы: рокмитал